Category: происшествия

Хеловинская Распродажа!

Дорогие мои. Некоторые из вас спрашивали у меня, где и как можно купить мою книгу. Другие предлагали помощь на сложном участке моего жизненного пути. Для тех, кто захочет совместить неприятное с бесполезным, я и объявляю Большую Хеловинскую Распродажу своего творческого наследия.
Наследила я порядочно. Посчитали на пальцах и насчитали 12 романов.
7 мистических. 2 лирических. 3 ранних, от которых я сейчас не в восторге.
Не откажу себе в удовольствии перечислить их названия:

  1. Когда глаза привыкнут к темноте

  2. Сестра моя Боль

  3. Зеркало маркизы

  4. Зона индиго

  5. Лебяжье ущелье

  6. Участь Кассандры

  7. Проклятие обреченных

  8. Душенька

  9. Сюрприз для Александрин

  10. Невеста без места

  11. Дети гламура

  12. И в горе, и в радости.

Независимо от качества, каждый из этих бесценных в общем-то текстов оценивается в 100 рублей. Собр. соч. в 7 томах (исключительно мистических) - 500 руб. Ежели вдруг кто-то шибко богатый захочет прикупить полное собр. соч. из 12 романов, то ему это обойдется аж в 1000 р.
Чувствую, надо обозначить рейтинг. Как бы я не любила кровищу и зомбей, промискуитет и немотивированное насилие, мистика и душегубство в моих романах очень лайт. Были читатели которые говорили, что напуганы, но я склонна отнести это за счет их тонкой душевной организации.
Заказы и обратный адрес можно оставлять в комментариях, в мессенджере моего фейсбук-аккаунта и в ящике ko4elaeva.natalya@yandex.ru( если вы вдруг стесняетесь, что читаете такую голимую беллетристику). По запросу опубликую вам аннотацию любого романа или выберу сама для вас книжку. Оплата на https://money.yandex.ru/to/410014489303035.
Как говорит мой папанька: "Адрес старый, будут деньги - высылайте".
Всех люблю, пойду писать юбилейную 13-ю книгу. Знаете, как она будет называться?
Угадавшему вышлю один роман безвоздмэздно.

Великолепное происшествие

Я сидела на фудкорте, ждала с занятий супруга моего трудолюбивого Ивана Владимировича, чтобы потом пойти с ним неважно куда.
Я читала фб, тут у нас как обычно шел срач. Как обычно, когда люди скандалят на безопасном расстоянии, на душе у меня было светло, а на устах играла (допустим) влюбленная улыбка. Щеки мои разрумянились, а волосы рассыпались по плечам, словно бы золотым плащом укрывая… но хватит об этом.
И вдруг перед собой я заметила какое-то движение. Человек за прилавком ближайшего кафе явно принял мои улыбки на свой счет, и теперь делал мне ответные знаки. Это был восточный и весьма темпераментный человек. Наконец он начал уж совсем вакхически манить меня к себе, и мне пришлось сделать знак, мол, спасибо, не надо и уткнуться в телефон.
Но тем дело не кончилось. Вдруг передо мной возникла девица в форме того же кафе и брякнула на стол тарелку с какой-то едой.
— Ашот Арамович (имя изменено) хочет, чтобы вы это скушали, — заявила девица и убралась.
Мой новый поклонник делал за прилавком знаки, будто поднося что-то ко рту, потом прижимал руки к груди и воздымал их горе. Я поблагодарила его, тоже прижав к персям руки и стала есть.
Это был небольшой багет, набитый от души дарами земли. Превалировало мясо. Еще там были огурцы, помидоры, зеленый салат, корейская морковь и кетчуп. Такой порции позавидовал бы и Пантагрюэль. Треть я съела с удовольствием, ещё треть через силу, а последнюю треть мне удалось похоронить в ворохе салфеток. Вслед за чем я почла за благо свалить — не хотела, чтоб Ванька нашел меня за флиртом с восточным человеком. Когда я, улыбаясь и мерсикая, прошла мимо прилавка, мой поклонник и кормилец прижал руку к сердцу и прокричал:
— Красивая женщина! Хорошо кушай всегда!
Это вот что было, а?!

Сон, или мы живем не той жизнью-3

Мне принесли повестку из полиции, и я пошла сразу же, ночью, по пустынным улицам. В отделении, располагавшемся на территории заброшенного Лунапарка, тоже было темно, но в одном дощатом павильоне горел свет и за столом сидел очень серьезный лысоватый майор ФСБ и читал журнал "Новый мир". Когда я вошла, он поднялся и закрыл журнал (тут я увидела его обложку) и сказал: садитесь. Я села в неудобное креслице, сорванное с карусели. России нужна ваша помощь, начал майор.
Оказалось, меня вербуют в провокаторы. Отказаться было нельзя, ясно было, что тут меня и прикончат. И я согласилась. В восторге я изложила майору перспективы своей будущей деятельности в стиле Бубы Касторского в кабинете начальника контрразведки Кудасова. Я пускала слюни и старалась выглядеть полной идиоткой. Майор сначала слушал меня внимательно, но потом сник и снова взялся за журнал. Мы вам еще позвоним, сказал он, и я поняла, что собеседование прошло неудачно, и меня не взяли. Через дыру в заборе я вылезла на проспект Кирова 1994 года и встретила молодых, пьяных и веселых Лешку Машенцева, а также Аркадия Р. и Алексея М.

Good Morning, Vietnam

Грустный какой день сегодня. Годовщина Лёшкиной гибели.
И Робин Уильямс, пишут, умер. Капитан, мой капитан, как же так?

***
- Чем порадуешь?
- Нечем.
Небеса пустуют.
- Неужли
нет орлов?
- На свежую печень
аллергия: перекушали.
- Так есть Прометеи?
- Фаусты.
Да ходят к ним только черти
всех мастей.
- Скажи пожалуйста!
- Хотите - верьте,
в небесах пусто.
- Прикажете вешаться?
- Нет - жить со смешанным чувством
счастья и что где-то чешется,
ибо небеса пусты.
- А ты?

Алексей Машенцев.

Стихи по воскресеньям. АЛЕКСАНДР ВЕРГЕЛИС

* * *
Нет, наверное, рай — это все-таки город, не сад.
Что нам делать в саду, где унылые сливы висят?
На посмертный гамак променять эту улицу? Нет уж!

Я в кафе на углу буду вечность свою коротать,
пригубив капучино, я с шелестом нежным листать
буду нашу земную — смешную словесную ветошь.

Если можно все книги с собой невозбранно в багаж
запихнуть, отбывая в последний и главный вояж,
если можно однажды обнять собеседников милых,

если с ними вдоль этих домов бесконечно идти,
в сувенирные лавки вторгаясь гурьбой по пути,
я поверю, что смерть — это только трава на могилах.

Collapse )

Стихи по воскресеньям. Елена Фанайлова.

* * *

Больше всего я боялась тебя не увидеть:
Начнется война, придут коммунисты,
Введут войска, перекроют границы,
Пьяные солдаты, мертвые хорваты,
Разорвут цепочки мои, мониста,
Телефонные кабели перережут,
Всех убьют, закопают в землю,
Будут перехватывать донесенья,
Подозрительные помехи/молчанье в эфире.
Никому не будет покоя, спасенья.
(Или - вот еще - землетрясенье,
Ножик из-за угла, пьяный водитель,
Случайный выстрел, лобовь до гроба,
Смертная тоска, потеря надежды.)
Будут контролировать переписку,
Распечатывать, перлюстрировать наши тайны
В поисках неуловимых/никому не нужных шпионов,
Каковыми, собственно, мы и являемся. Что же,
Я была права. Я была красивей, умней, моложе.
Я оказалась права. Мало что от меня осталось.
И теперь я буду бояться совсем другого.

Говорят, такой человек спокоен, удачлив,
Улыбается смерти в лицо, щурится, курит.
У бродяг должны быть легкие приключенья,
Ничего такого, что разрывало б им сердце.