Category: политика

Хеловинская Распродажа!

Дорогие мои. Некоторые из вас спрашивали у меня, где и как можно купить мою книгу. Другие предлагали помощь на сложном участке моего жизненного пути. Для тех, кто захочет совместить неприятное с бесполезным, я и объявляю Большую Хеловинскую Распродажу своего творческого наследия.
Наследила я порядочно. Посчитали на пальцах и насчитали 12 романов.
7 мистических. 2 лирических. 3 ранних, от которых я сейчас не в восторге.
Не откажу себе в удовольствии перечислить их названия:

  1. Когда глаза привыкнут к темноте

  2. Сестра моя Боль

  3. Зеркало маркизы

  4. Зона индиго

  5. Лебяжье ущелье

  6. Участь Кассандры

  7. Проклятие обреченных

  8. Душенька

  9. Сюрприз для Александрин

  10. Невеста без места

  11. Дети гламура

  12. И в горе, и в радости.

Независимо от качества, каждый из этих бесценных в общем-то текстов оценивается в 100 рублей. Собр. соч. в 7 томах (исключительно мистических) - 500 руб. Ежели вдруг кто-то шибко богатый захочет прикупить полное собр. соч. из 12 романов, то ему это обойдется аж в 1000 р.
Чувствую, надо обозначить рейтинг. Как бы я не любила кровищу и зомбей, промискуитет и немотивированное насилие, мистика и душегубство в моих романах очень лайт. Были читатели которые говорили, что напуганы, но я склонна отнести это за счет их тонкой душевной организации.
Заказы и обратный адрес можно оставлять в комментариях, в мессенджере моего фейсбук-аккаунта и в ящике ko4elaeva.natalya@yandex.ru( если вы вдруг стесняетесь, что читаете такую голимую беллетристику). По запросу опубликую вам аннотацию любого романа или выберу сама для вас книжку. Оплата на https://money.yandex.ru/to/410014489303035.
Как говорит мой папанька: "Адрес старый, будут деньги - высылайте".
Всех люблю, пойду писать юбилейную 13-ю книгу. Знаете, как она будет называться?
Угадавшему вышлю один роман безвоздмэздно.

(no subject)

Я долгие годы искала песню, которую пел мой дед. Он хорошо пел три песни: про казака, что скакал через долину; некрасовскую, "средь высоких хлебов затерялося" - всегда навзрыд, я и теперь слушаю ее, когда хочу поплакать и, не наделенная ни слухом, ни голосом, пою ее про себя; и третью, которую помнила по двум-трем строчкам. Ее никто не знал. И вот - вуаля.

М.С. Полубояров. Драгунские горы. Историко-публицистическое повествование. – Саратов. СГАП, 2000. – 308 с. Глава XXXIII. “И безвинная корчилась Русь” [О селе Малая Сердоба Пензенской области О моей деревне, милочки мои!

Несколько десятилетий назад одной из любимых сердобинских песен была про “Машу во тюрьме”. В основе ее лежала старая тюремная песня о воле, в конец которой революционеры вставили сочувственные строки о студенте-революционере (в Сердобе говорили: “стюдент”). Недостатки текстового дополнения компенсировались широкой, даже величественной мелодией, исполнявшейся чисто по-русски, “навзрыд”. Мелодия и трагизм события оставляли сильное впечатление. Подлинную популярность “Маша” приобрела в годы сталинских репрессий, так как во многих семьях “сидели”, хотелось поделиться своим чувством к бедолагам, пожалеть. Но любая публичная попытка выражения сострадания кончилась бы плачевно, и на помощь приходила “Маша”, сидевшая, как и они, “за политику".
Veter_duet.

Ветер дует-подувает из трактира в кабачок.

Все бутылки шевелятся и стаканы говорят.

Все подружки веселятся, а я, Маша, во тюрьме.

В тюрьме окна высоки – свету нету никогда.

Клюшник ходит, ключи носит, клюшник двери отворят.

Отворяет клюшник двери – вышла Маша на крыльцо.

Вышла Маша на крылечко, полились у ней слезы из глаз:

“Уж вы судьи мои, судьи, за что судите вы меня?

Я не душу погубила, не отцовский дом я сожгла.

Я стюдента полюбила, с ним политику я вела.

И за эту за политику в тюрьму каменну я пошла."

И так это задумалась я, и вдруг вспомнила - Полубояровы-то нам в родне.
Спасибо, значится, родичу.
Майский день, пушистики, именины сердца.

как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем

Супруг мой Иван Владимирович рассказывает историю про двух заклятых врагов, саратовских журналистов Изю и Васю.
- Понимаешь, - говорит, - раньше Вася и Изя дружили. Издавали даже вместе газету. И тут случился путч 93-го года. В ночи Вася позвонил Изе и говорит: Изя! Не время спать - демократия в опасности! Поехали не медля в Москву баррикады строить.
- А Изя?
- А Изя был то ли выпимши, то ли занят чем, и послал Васю. Отдохни, говорит, Вася. И на следующий день выходит обличающая статья про то как Изя предал демократию.
- Погоди-погоди. Когда же Вася успел написать статью? Он же отстаивал демократию на баррикадах?
- Да нет, он тоже не поехал. Он должен был Изю обличить. А демократия сама как-то устроилась.
...А Изя и Вася с тех пор враги.

Наталия Медведева еще жива...

Мне мало, что ты целуешь меня в плечо,
Мне мало, что ты говоришь мне: “Ну как дела?”
Мне надо, чтобы я чувствовала, как горячо
Дыханье твое у моей щеки, когда я уже давно умерла...
Мне надо...