Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

Хеловинская Распродажа!

Дорогие мои. Некоторые из вас спрашивали у меня, где и как можно купить мою книгу. Другие предлагали помощь на сложном участке моего жизненного пути. Для тех, кто захочет совместить неприятное с бесполезным, я и объявляю Большую Хеловинскую Распродажу своего творческого наследия.
Наследила я порядочно. Посчитали на пальцах и насчитали 12 романов.
7 мистических. 2 лирических. 3 ранних, от которых я сейчас не в восторге.
Не откажу себе в удовольствии перечислить их названия:

  1. Когда глаза привыкнут к темноте

  2. Сестра моя Боль

  3. Зеркало маркизы

  4. Зона индиго

  5. Лебяжье ущелье

  6. Участь Кассандры

  7. Проклятие обреченных

  8. Душенька

  9. Сюрприз для Александрин

  10. Невеста без места

  11. Дети гламура

  12. И в горе, и в радости.

Независимо от качества, каждый из этих бесценных в общем-то текстов оценивается в 100 рублей. Собр. соч. в 7 томах (исключительно мистических) - 500 руб. Ежели вдруг кто-то шибко богатый захочет прикупить полное собр. соч. из 12 романов, то ему это обойдется аж в 1000 р.
Чувствую, надо обозначить рейтинг. Как бы я не любила кровищу и зомбей, промискуитет и немотивированное насилие, мистика и душегубство в моих романах очень лайт. Были читатели которые говорили, что напуганы, но я склонна отнести это за счет их тонкой душевной организации.
Заказы и обратный адрес можно оставлять в комментариях, в мессенджере моего фейсбук-аккаунта и в ящике ko4elaeva.natalya@yandex.ru( если вы вдруг стесняетесь, что читаете такую голимую беллетристику). По запросу опубликую вам аннотацию любого романа или выберу сама для вас книжку. Оплата на https://money.yandex.ru/to/410014489303035.
Как говорит мой папанька: "Адрес старый, будут деньги - высылайте".
Всех люблю, пойду писать юбилейную 13-ю книгу. Знаете, как она будет называться?
Угадавшему вышлю один роман безвоздмэздно.

Раба Любви

Что-то вдруг осенило. Вот те женщины, которые в миру называются настоящими женщинами, я называю про себя - Раба Любви.
Их просто заметить: в любом, к примеру, рабочем коллективе, Раба Любви всегда лучше всех одета и ярче всех накрашена. Нарядная, как моя бабуля говорила. И если вечеринка, и все в маленьком черном - то Раба в красном декольте. Она всегда в брачном оперении, в боевом раскрасе. Одна знакомая Раба Любви наносила легкий макияж даже на ночь: вдруг ночью пожар, она выбежит, а тут Он? Это она всегда носит кружевной белье комплектом, потому что вдруг собьет машиной, а патологоанатом будет симпатичный?
Она всегда в поиске. Говорить и думать она может только о любви. Читать - только любовные романы. Смотреть - только драмы и мелодрамы. Если где-то нет любовной линии, то это ей неинтересно.
С мужчинами она мыслит только одну форму отношений: роман. Роман короткий, роман длинный. Взаимный интерес, невзаимный, взаимный, но осложненный обстоятльствами. Мужчин, которые не нравятся, у Рабы нет. Ей нравятся все, потому что они - потенциальные романы. Она неразборчива и неприхотлива - но ведь и правда, в каждом человеке можно найти, за что его полюбить: если внешность подкачала, то есть характер, а если и с характером беда, то под всем этим душа прекрасная, но он много страдал и слегка попортился. Дружить она не умеет. Подруг рассматривает только в смысле наличия у них пригодных парней. Всей душой Раба стремится прильнуть к мужчине и получить его, но тут-то и таится логическая ловушка. Мужчина Рабе не нужен. Ей нужны Отношения. То есть все, связанное с брачными играми: встречи, свидания, расставания. Сцены ревности. Страданьки, обожаньки. Истерики, ссоры, сладостные примирения. Перезвон свадебных колоколов. Брак в его высшем смысле Рабу тоже не интересует, потому она подсознательно выбирает наименее удобных к нему мужчин. Чаще всего она затевает романы с женатыми, с алкоголиками, нарками, артистическими личностями, бытовыми абьюзерами - в общем, с теми, кто может обеспечить ей эмоциональные качельки. Это как раз она говорит "бьет, значит, любит", и замазывает свежий фингал под глазом.
Успокоившихся в браке женщин Раба Любви презирает, как Наташу, скажем, Ростову. С удовольствием повторяет слова "опустилась" и "обабилась". Сама она щеголяет брачным оперением до глубокой старости. Старушки, которых, как мне сказала знакомая парикмахерша, на профессиональном их жаргоне называют "Катька Огонек" - думаю, это постаревшие Рабы Любви.
Самые стойкие из них попадают в новости: "Новобрачной 83 года".

Великолепное происшествие

Я сидела на фудкорте, ждала с занятий супруга моего трудолюбивого Ивана Владимировича, чтобы потом пойти с ним неважно куда.
Я читала фб, тут у нас как обычно шел срач. Как обычно, когда люди скандалят на безопасном расстоянии, на душе у меня было светло, а на устах играла (допустим) влюбленная улыбка. Щеки мои разрумянились, а волосы рассыпались по плечам, словно бы золотым плащом укрывая… но хватит об этом.
И вдруг перед собой я заметила какое-то движение. Человек за прилавком ближайшего кафе явно принял мои улыбки на свой счет, и теперь делал мне ответные знаки. Это был восточный и весьма темпераментный человек. Наконец он начал уж совсем вакхически манить меня к себе, и мне пришлось сделать знак, мол, спасибо, не надо и уткнуться в телефон.
Но тем дело не кончилось. Вдруг передо мной возникла девица в форме того же кафе и брякнула на стол тарелку с какой-то едой.
— Ашот Арамович (имя изменено) хочет, чтобы вы это скушали, — заявила девица и убралась.
Мой новый поклонник делал за прилавком знаки, будто поднося что-то ко рту, потом прижимал руки к груди и воздымал их горе. Я поблагодарила его, тоже прижав к персям руки и стала есть.
Это был небольшой багет, набитый от души дарами земли. Превалировало мясо. Еще там были огурцы, помидоры, зеленый салат, корейская морковь и кетчуп. Такой порции позавидовал бы и Пантагрюэль. Треть я съела с удовольствием, ещё треть через силу, а последнюю треть мне удалось похоронить в ворохе салфеток. Вслед за чем я почла за благо свалить — не хотела, чтоб Ванька нашел меня за флиртом с восточным человеком. Когда я, улыбаясь и мерсикая, прошла мимо прилавка, мой поклонник и кормилец прижал руку к сердцу и прокричал:
— Красивая женщина! Хорошо кушай всегда!
Это вот что было, а?!

Едва выходишь из дома

Едва выходишь из дома - мир кидается к тебе, глупый, любвеобильный щен овчарки, лапами на плечи, горячим дыханием в лицо - давай играть, смотри-ка, у меня есть то и это, и мячик, и салки, а может, ты тоже игрушка-погрызушка? Домой возвращаешься в слюнях и метинах зубов, посвистываешь изумленно дырочкой (в правом боку!), иногда запоминаешь только последнее из виденного: например, как маленькая женщина в зеленом платье, с сильно беременным животом, вывороченным пупочком, несла в авоське небольшой арбуз с поросячьим, наружу торчащим хвостиком, а вокруг нее создавалось поле идеальной и веселой гармонии.

Наблюдая за выпускницами

Наблюдая за выпускницами в декоративных форменных платьях и фартуках, хочется воскликнуть, как тот муж из анекдота, который застал у постылой жены любовника:
- Ну я-то должен, а вам зачем это надо!

Я не Лев Толстой

Вы думаете, может, я так просто Таточка, а я писатель.
Ну, как писатель. Если Лев Толстой, например, писатель, то я говно.
Так что предпочитаю самоназываться беллетристкой. В этом качестве я была весьма успешна, имела таки тиражи аж в 8 тыщ, и это без допечаток. И один очень известный поэт и критик однажды накропал на меня разгромную рецензию, в которой назвал мою новую книгу "отличное чтиво для скучающих домохозяек". Я была на седьмом небе, просыпалась по ночам и плакала от счастья— Он меня заметил! Даже загордилась. И в тот как раз момент мне стали писать женщины и спрашивать совета в сердечных делах, как будто я не Таточка, женщина трудной судьбы с туманным будущим и сомнительным литературным дарованием, а Лев Толстой, доктор Фрейд и Тэффи в одном лице.
И тогда я сделала вещь, которая меня и сейчас терзает. Понимаете, мне написала одна девочка Света. Как понять, что любовь настоящая, писала она. Вот мой парень, он человек неплохой, и в сексе у нас все прекрасно. Но как отличить страсть от любви.
И я, дура, почесала бороду, как Толстой и Фрейд и написала Свете, что настоящая любовь делает людей лучше, в то время как страсть разрушает. Гордыня меня обуяла! Бейте меня, православные!
А на самом деле, думаю я сейчас, на фига разбираться, настоящая любовь или нет? Если человек неплохой, да к тому же и с сексом полный порядок? Если ты пищишь под ним от восторга, а утром он прихватит мусор, и сходит в аптеку, когда у тебя грипп, или там встретит с работы?
Простите меня, Света. Надеюсь, у вас хватило ума не придавать моим словам большого значения.
И вы меня простите, почтенная публика. Больше я никому советов в сердечных делах не даю. Только самым близким подругам и только между первом и второй бутылкой шампанского.

Любовница

Одна женщина вставила свою симку в телефон мужа. Ну, такие у них игры.
А муж уйди на службу, шалун.
Женщина сидит и не знает, что делать. Тем более, что и полночь близится.
Тогда она пишет подруге в чатик, и просит позвонить. Узнать, как у него дела вообще.
Подруга звонит, и сообщает в чатике, что ей ответила женщина. С интеллигентным голосом, торопливо поясняет она, словно это что-то меняет.
И тогда женщина думает: хорошо бы это была любовница. А не врач-кардиолог. Не мчс-ница из центра медицины катастроф. И не другой какой-нибудь врач с грустным названием. А любовница. Интеллигентная такая. Может, журналистка, или в библиотеке работает. Носит пуховую шаль и янтарные бусы, завивается, курит. Зовут ее Софочка или Людмила. От растерянности схватила трубку. Муж задержался у нее, потому что у нее сегодня день рождения. Надо будет сделать Софочке подарок, думает женщина. Конфеты и приличные духи. А то неудобно.
Все это женщина думает в треть секунды. Подруга снова пишет, что перепутала номер, что муж ответил, что он едет домой после занятий. Любовница-библиотекарша Людмила развеивается во влажном весеннем воздухе как была, со своей шалью, янтарями, кудрями и запахом сигарет.
А я к ней уже почти привязалась.

Нога судьбы

Однажды мне довелось сыграть роль судьбы в жизни двух людей.
Правду сказать, я не очень напрягалась. Ничего особенного от меня не потребовалось, да я б и не справилась - я девчонка совсем была. Только отойти в сторону на два шага.
Классе в 7 это, кажется, было. У нас тогда были очень приняты между девочками всякие нежности - объятия, прогулки под ручку, поцелуйчики. Пусть будет стыдно тому, кто об этом плохо подумает
[Spoiler (click to open)]
- обычные институтские обожашки, не более того.
И вот была у меня приятельница, скажем, Катенька.
Как-то раз стоим мы с ей в рекреационном зале у окна. Катя у подоконнника, я за ней. И кто-то меня позвал. И я делаю несколько шагов - ну, три, - в сторону. А Катя-то думает, что я все так же у нее за спиной, протягивает за спину руку, берет меня за кисть и кладет мою руку себе на талию, на пояс гипюрового черного фартучка. А сама, несколько откинувшись, кладет голову мне на плечо.
Это на письме тяжеловато выходит, а в жизни я все это вижу изнанкой зрения, как прелестный кадр из какого-то старинного кинофильма - такой исполненный девичьей нежности, изящный жест.
Но суть-то была в том, что как раз в эту секунду залом проходил хулиган Рогачев. И именно его Катя взяла за руку и проделала с ним всю это церемонию. Столько лет прошло, я все забыла, а это отчетливо помню, эту мизансцену, помню даже запах желтой мастики, которой в старой школе натирали паркет. И лицо Рогачева - удивленное, даже потрясенное, пожалуй, а потом с выраженим абсолютно щенячьего восторга. И Катерину мою в полнейшем ужасе. И как все захихикали... А солнца-то было в зале! Вот такие дни как раз были, конец марта.
В общем, Рогачев влюбился по первому классу, как в омут с головой бухнулся. И совершенно без взаимности - Кате он не нравился. Хотя был собой не плох: высокий, широкоплечий. Но очень уж рыжий, прямо красные кудри. И цвет лица у него был весьма энергичный, конопатый.
- У меня от него в глазах рябит, - высказалась Катя.
Кроме того, Рогачев был буйный хулиган, и вообще гопник, хоть и не дурак. А Катя была умница, тихоня, себе на уме.
Так он и проходил за ней почти два года, все под окнами сидел, потом Катя пошла учиться в медицинское училище, а Рогачева забрали в армию. Катя его ждать не стала, вышла замуж за доктора и уехала в другой город, далеко. Рогачев еще иногда приходил к Катиной маме и пил с ней чай - грустный, рыжий, влюбленный, или как-то так.
А у Кати потом с мужем что-то не заладилось, тому кризис среднего возраста в голову ударил, что ли, и она вернулась к маме. Устроилась на работу в транспортную компанию - водителей-дальнобойщиков перед рейсом осматривать. И очень скоро - ну, может, не в первый же день, а может, в первый, почему бы нет? - в ее кабинет вошел Рогачев, которого она сразу узнала.
И он ее узнал. Так и не женился никогда. Был предан первой любви. И все у них сложилось. И Катя больше не жаловалась, что от Рогачева в глазах рябит, потому что Рогачев совершенно облысел, растерял на дорогах жизни все свои красные кудри. А к конопатости она присмотрелась, что ли.
А все я. Видите. Сделала всего три шага по коридору, по паркету старой школы, натертому желтой мастикой, залитому весенним солнцем. А какой эффект, что называется — нога судьбы.

горбуша и апельсины - зависть

Супруг мой невероятный Иван Владимирович, он такой один, конечно.
Выдались у него полдня свободные, припер с базара четыре сумки, чего мы обычно едим. Я его браню: зачем тяжелое нес. А он говорит:
— Это ничего, миленькая, ничего. Зато мне все завидовали!
— Кто, — говорю, — тебе завидовал, счастье мое?
— Да все, — говорит. — Вот я несу горбушу, а мне все завидуют, думают: о, здоровую мужик горбушу купил, дома запекать будет. О, думают, и апельсинов мешок. Жена, значит, апельсины любит! Славненькая такая жена! И вот такая мяконькая! *хватает руками за мяконькое*
Смотрю на него — не шутит.
Нет, ну правда — один на миллион.

первая любовь

Из телевизора кто-то сказал с надрывом:
- А первая любовь всегда несчастная!
- У тебя была несчастная первая любовь? - интересуется Ванька.
- Еще какая, - жалоблюсь я. - Он мне изменял, а потом ему отрубили голову. В пятой серии!