Category: искусство

Хеловинская Распродажа!

Дорогие мои. Некоторые из вас спрашивали у меня, где и как можно купить мою книгу. Другие предлагали помощь на сложном участке моего жизненного пути. Для тех, кто захочет совместить неприятное с бесполезным, я и объявляю Большую Хеловинскую Распродажу своего творческого наследия.
Наследила я порядочно. Посчитали на пальцах и насчитали 12 романов.
7 мистических. 2 лирических. 3 ранних, от которых я сейчас не в восторге.
Не откажу себе в удовольствии перечислить их названия:

  1. Когда глаза привыкнут к темноте

  2. Сестра моя Боль

  3. Зеркало маркизы

  4. Зона индиго

  5. Лебяжье ущелье

  6. Участь Кассандры

  7. Проклятие обреченных

  8. Душенька

  9. Сюрприз для Александрин

  10. Невеста без места

  11. Дети гламура

  12. И в горе, и в радости.

Независимо от качества, каждый из этих бесценных в общем-то текстов оценивается в 100 рублей. Собр. соч. в 7 томах (исключительно мистических) - 500 руб. Ежели вдруг кто-то шибко богатый захочет прикупить полное собр. соч. из 12 романов, то ему это обойдется аж в 1000 р.
Чувствую, надо обозначить рейтинг. Как бы я не любила кровищу и зомбей, промискуитет и немотивированное насилие, мистика и душегубство в моих романах очень лайт. Были читатели которые говорили, что напуганы, но я склонна отнести это за счет их тонкой душевной организации.
Заказы и обратный адрес можно оставлять в комментариях, в мессенджере моего фейсбук-аккаунта и в ящике ko4elaeva.natalya@yandex.ru( если вы вдруг стесняетесь, что читаете такую голимую беллетристику). По запросу опубликую вам аннотацию любого романа или выберу сама для вас книжку. Оплата на https://money.yandex.ru/to/410014489303035.
Как говорит мой папанька: "Адрес старый, будут деньги - высылайте".
Всех люблю, пойду писать юбилейную 13-ю книгу. Знаете, как она будет называться?
Угадавшему вышлю один роман безвоздмэздно.

Подвернутые джинсы

Снег выпал неожиданный, одежда вся запрятана, выскочила в чем есть. Повязала на голову платочек в бубочку, на носу очки, сверху пальто, а из-под пальто ноги в джинсах и кроссовках. Еще джинсы подвернула, чтобы каждому было ясно, при взгляде на мои голые щиколотки, что я молода и прекрасна, а платочек и очки это ирония. Авоську еще взяла хипстерскую, чтобы довершить образ. Пошла за едой. Молоко положила в авоську, яиц упаковку. Стою в очереди за круассанами и слышу вдруг, за моей спиной одна юная дева говорит другой:
- Гля, бабулёк какой крутой, как джинсы подвернула.
Все пропало, все.
И ирония моя, и авоська, и бубочки.
И даже круассанов уже не хочется.

Cверхъестественный объем

В магазине, куда я забежала, клянусь, на минуточку, за бальзамом для губ - вечно их теряю, ко мне с профессиональным подвыванием обратилась юная дева в форменной футболке и задала мне прямой наводкой вопрос:
- Хотите ли вы, - спросила она, - чтобы ваши ресницы имели сверхъестественный объем?
Если говорить о сверхъестественных объемах, то тут я уже преуспела, правда, не в смысле ресниц. Но что и в этом смысле могла предложить мне девица, годящаяся мне в дочери? Какую-нибудь новинку от шанель с эффектом три дэ, простихосподи? Дитя! Я вот помню, как мы с Ленкой М. добивались сверхъестественного объема ресниц тем, что стригли в "брасматик" - так почему-то тогда называли привычную теперь тушь в цилиндрике - так вот, мы стригли туда синтетическую шубу моей мамы! Мелко-мелко, маникюрными ножницами. Эти ворсинки налипали в процессе покраски на ресницы, делая их похожими на мохнатеньких гусениц, потом ресницы расчесывались иголкой. И это должно было помочь нам на школьном вечере привлечь сердца Олега М. и Димы Т., но не помогло. Олег, белокурая бестия, вообще пленился на том вечере спелыми чарами Оли Ш., каковая и забеременела в восьмом классе, не знаю, от Олега ли, но говорили, что нет. Что ты знаешь об объемах, дитя мое! Ты знаешь слова "праймер" и "хайлайтер", и "шиммер", а я одну только пудру "Новая заря" могу применить пятью разными способами. Кстати, и в смысле ресниц тоже - ресницы надо накрасить, потом напудрить, потом еще раз накрасить, эх, дурак ты был, Дима, за что и сел сразу после школы по ст. 162 УК, да так и сгинул. И губы тоже - накрасить, промокнуть, напудрить, накрасить - что ты мне тычешь диоровский максимайзер? Вместо блеска для губ у нас был суровый вазелин! С мятной зубной пастой мешала губную помаду, салага? Что значит - зачем? А зачем ты себе в них полведра геля вкачала? То-то. Крем Балет смешивала с тальком, чтобы сидел ровнее? С кем говоришь? Смирно стоять! Гель для волос из льняного семени ты варила? На пиво волосы укладывала? Спала на бигуди? В глаза смотри! А если не спала, что ты можешь знать об объеме? Начесывала чёлку папиной стальной расческой, смачивая сахарной водичкой? Раскаленным ножом загибала ресницы на ложку? Как-как - кверху каком! Щипцы для волос грела на газовой конфорке?
Произвела, одним словом, эффект. Поднесли корвалола, воды, потом почему-то шампанского. Пробников в пакетик накидали. Провожали всем коллективом. Директор платочком махала вслед. Многие плакали.

О фижмах, буклях и робронах

Знаете, у классиков - "графиня носила фижмы и букли начала века по моде своей молодости".
Как-то я в это не вдумывалась никогда. Да и кто станет вдумываться, когда отличие фижм начала века от фижм конца века знает на всем свете пять-шесть человек, да и из тех половина давно с ума сошли.
И как-то встретила девочку из параллельного.
Такая девочка была, основная.
Рослая, грудастая, с мускулистыми ногами. Туго завивала пергидрольные волосы, дыбом ставила челку, остальное стягивала в хвост на макушке. Ярко-синие глаза навыкате обводила ровной черной линией. Розовая перламутровая помада. На дискотеки всю голову начесывала, благоухала лаком для волос и душно-сладкой польской "Коброй", втискивалась в джинсовую юбку и лихо отплясывала под "Ласковый май".
И вот она напротив меня в маршрутке. Не очень даже изменилась. Располнела немного, особенно сверху, а снизу все так же втиснута в джинсовую юбку. Глаза обведены толстой ровной чертой, поредевшая челка дыбом. И я даже не знала, что сейчас перламутровую помаду продают! Пахнет, правда, не "Коброй", но "Пуазоном Гипнотик", или каким-то клоном.
Фижмы и букли, в общем. И роброны еще.
Брею висок, крашусь в розовый цвет, ношу драные джинсы и тяжелые ботинки.
И все равно остановлюсь в какой-то точке себя, мы все останавливаемся.
И тащим уже эти фижмы на себе до конца наших дней. Что это будет? Пусть косуха, что ли.
Je dois bientôt, il me le semble,
Mettre pour jamais habit bas.
Attends un peu; nous finirons ensemble:
Mon vieil ami, ne nous séparons pas.

не смыслю в живописи

Я, надо вам сказать, в живописи не смыслю ни хрена.
Ну, как: знаю две фразы. "Много воздуха" и "какое настроение". Могу посмотреть на картину в кулак, отбежав назад, с понтом дела. В кулак я вижу плохо, так что чаще предпочитаю замереть, как ящерка, типа в экстазе. Как все дураки, ценю яркие краски и энергию, но в душе считаю, что картина должна украшать. От передвижников чешусь, словно вши меня заедают.
И вот как-то на базу, где мы отдыхали, художник приехал. Настоящий, член СХ, И выставку свою привез. Типа культурная программа. Ну, мы пошли в беседку, где все это дело выставлялось. Ходим, зырим в кулак. Красивые картинки. На одной дебаркадер старый, на другой караси в миске. Имеется и ню. И все другое в таком роде - хоть на кухне вешай, хоть на веранде. И художник ходит гоголем, говорит:
- Задавайте вопросы, кому что неясно, все объясню.
А народишко на базе квелый. Кто поспать после обеда любит, кто уже вечерний клев планирует. Никто вопросов не задает. Ну, тут я, дура, решила выступить, говорю:
- А в какое время дня вы писали этот этюд?
И тыкаю в деревце на берегу. А этюд и правда интересный. Дерево словно софитами освещено со всех сторон, как при фотовспышке. Откуда солнце, не понять. И листики на дереве в одну сторону клонятся, а рябь на воде в другую. Интересная погодная аномалия!
Художник косо на меня посмотрел и молчит. И тут я понимаю, что в лужу села. Просто-таки опозорилась своей художественной слепотой. К счастью, наша аниматорша встрепенулась, кинулась к художнику и спрашивает:
- А с фотографий, уважаемый Иван Иванович, вы рисуете портреты?
Художник взглядом ее поблагодарил и отвечает с достоинством:
- Я, уважаемая, рисую. Но редко. По особому заказу. Вот давеча принесли мне фотографию. Хочет рабочий коллектив подарок начальнице сделать, преподнести ей портрет моей работы на юбилей. Принесли фотографию, а она крошечная, и ничего разглядеть нельзя, ни масти дамы, ни статей. Я прямо рассердился! Несите, говорю, другую фотографию, а то творить перестану! Они и принесли.
- Необыкновенно! - оживилась публика. - Где услышишь такие волнующие подробности из жизни художников. А дорого вы берете за такой портрет?
Зазвучали цифры. Напоследок художник сказал:
- Был я тут как-то в Дрезденской галерее. Что вам сказать. Оно конечно, порядок у них, красота. А все-таки нет чего-то нашего, русского, чтоб душа развернулась...
Уехал и карасей увез.
Говорю же вам - ни хрена не понимаю в живописи. Пойду, поем.

Жизнеописание некоего гражданина

В нашем сельпо, сиречь в торговом комплексе "Рубин" висела выставка рисунков учащихся художественной школы. Порой, гарцуя мимо, я обращала внимание на картины, отражавшие жизнь некоторого гражданина весьма интеллигентной наружности, в шляпе, очках и при бородке с усами.
Судя по всему, жизнь у гражданина была насыщенная, а занятия многогранные. Он был изображен то за мольбертом, то с кипой чертежей под мышкой напротив чудесного дома, то со снопом пшеницы и даже с караваем хлеба. Он что-то писал в громадной книге, задумчиво глядя вдаль. Судя по всему, интеллигент был также и счастливым отцом: на одном из рисунков он раскрывал объятия веселой стайке детворы (простите мне мой слог, но об этом нельзя сказать иначе).
Как-то, имея свободную минутку, я решила выяснить, кто же такой этот гражданин, столь сведущий в разных отраслях деятельности, но сохраняющий мечтательный и меланхолический вид, к тому же явно мой земляк. И подошла на расстояние, с которого могла прочитать таблички под рисунками.
И что же! Это все оказались разные люди!
А именно - художник Борисов-Мусатов, архитектор Зыбин, агроном Вавилов, историк Минх и меценат Жегин.
Но почему они так похожи друг на друга? Прямо-таки на одно лицо?
Пойду, подумаю об этом.

Холодок по лицу...

Третий день удивляюсь - что это на морде вдруг вроде как холодок ощущается? Вдруг, думаю, с сосудами нелады. И еще этот запах ментола...
Оказывается, я три дня вместо дневного крема мазала морду кремом для пяток с освежающим и дезодорирующим эффектом. Тюбики одинаковые, белые с розовым, нетрудно перепутать в спешке и задумчивости.
Морда, кстати, не утеряла в красоте и приобрела в свежести.
Так что рекомендую.
Или нет.

Нельзя быть женщиной за сорок

А вообще да - плохо как-то у женщин с взрослением.
У мужчин тоже, наверное, плохо, но я не специалист.
Женщины вообще попадаются редко - есть просто девочки и девочки преклонных лет.
Эйджизм сделал свое черное дело. Нельзя быть женщиной.за сорок. Надо быть огневушкой-поскакушкой. Логичное предложение выглядеть и вести себя соответственно возрасту встретило гневную отповедь: это что же нам, надеть простынку и ползти в сторону кладбища? То есть между скинни и кладбищенской простынкой вообще не мыслится промежуточка.
А зря. Во-первых, промежуток должен быть, как говорит нам народная мудрость. Во-вторых, в этом промежутке может быть много интересного. Целая, мать ее, жизнь.

омборок

В обмороки я падаю с детства.
Такая особенность организма.
Особенно - при виде крови. Что зарубило на корню амбиции стать врачом.
Однажды за это в меня влюбился молодой человек.
Дело было, кажется, в девятом классе. Мы с подругой Ленкой гарцевали себе на переменке со всей резвостью юных организмов, а лестница была отвратительная, с заостренными кромками ступеней - в школе такое нельзя допускать.
И вот Ленка упала и рассадила себе колено. Кожу словно ножом разрезало. И стало много крови. Но я не так сразу упала, а отвела Ленку в медпункт. Ее там стали перевязывать, а я решила стихийно прогулять урок и пошла подышать воздухов на школьное крыльцо.
Был май. За колонной курил прошлогодний выпускник. Они порой приходили к школе покурить. Закрыть гештальд. Иногда завуч выходила и кричала на них. И тут выхожу я и красиво падаю, не говоря дурного слова.
Выпускник офигел. Он не знал, что в жизни бывают такие вещи, а художественной литературы не читал. Он взял меня на руки и пошел в медпункт.
- С возвращением! - поприветствовали меня там...
Выдали нашатырю. Даже шоколадные конфеты откуда-то появились...
А выпускник стал моим поклонником. Но без глупостей. Он был почтителен и строг. Он провожал меня домой со школьных вечеров. Следил, чтобы я не ходила без шапки. Приносил в пакетике мое любимое печенье курабье. Устраивал тщательный кастинг моим знакомым мальчикам. И бил тех, кто мне не подходил.
Один раз он поцеловал меня в затылок.
Шурик, надеюсь, у тебя все хорошо сейчас, где бы ты ни был.
А может быть, обморок тут и не при чем. А просто я чрезвычайно мила была в те далекие годы. Вот: