Category: еда

Хеловинская Распродажа!

Дорогие мои. Некоторые из вас спрашивали у меня, где и как можно купить мою книгу. Другие предлагали помощь на сложном участке моего жизненного пути. Для тех, кто захочет совместить неприятное с бесполезным, я и объявляю Большую Хеловинскую Распродажу своего творческого наследия.
Наследила я порядочно. Посчитали на пальцах и насчитали 12 романов.
7 мистических. 2 лирических. 3 ранних, от которых я сейчас не в восторге.
Не откажу себе в удовольствии перечислить их названия:

  1. Когда глаза привыкнут к темноте

  2. Сестра моя Боль

  3. Зеркало маркизы

  4. Зона индиго

  5. Лебяжье ущелье

  6. Участь Кассандры

  7. Проклятие обреченных

  8. Душенька

  9. Сюрприз для Александрин

  10. Невеста без места

  11. Дети гламура

  12. И в горе, и в радости.

Независимо от качества, каждый из этих бесценных в общем-то текстов оценивается в 100 рублей. Собр. соч. в 7 томах (исключительно мистических) - 500 руб. Ежели вдруг кто-то шибко богатый захочет прикупить полное собр. соч. из 12 романов, то ему это обойдется аж в 1000 р.
Чувствую, надо обозначить рейтинг. Как бы я не любила кровищу и зомбей, промискуитет и немотивированное насилие, мистика и душегубство в моих романах очень лайт. Были читатели которые говорили, что напуганы, но я склонна отнести это за счет их тонкой душевной организации.
Заказы и обратный адрес можно оставлять в комментариях, в мессенджере моего фейсбук-аккаунта и в ящике ko4elaeva.natalya@yandex.ru( если вы вдруг стесняетесь, что читаете такую голимую беллетристику). По запросу опубликую вам аннотацию любого романа или выберу сама для вас книжку. Оплата на https://money.yandex.ru/to/410014489303035.
Как говорит мой папанька: "Адрес старый, будут деньги - высылайте".
Всех люблю, пойду писать юбилейную 13-ю книгу. Знаете, как она будет называться?
Угадавшему вышлю один роман безвоздмэздно.

Подвернутые джинсы

Снег выпал неожиданный, одежда вся запрятана, выскочила в чем есть. Повязала на голову платочек в бубочку, на носу очки, сверху пальто, а из-под пальто ноги в джинсах и кроссовках. Еще джинсы подвернула, чтобы каждому было ясно, при взгляде на мои голые щиколотки, что я молода и прекрасна, а платочек и очки это ирония. Авоську еще взяла хипстерскую, чтобы довершить образ. Пошла за едой. Молоко положила в авоську, яиц упаковку. Стою в очереди за круассанами и слышу вдруг, за моей спиной одна юная дева говорит другой:
- Гля, бабулёк какой крутой, как джинсы подвернула.
Все пропало, все.
И ирония моя, и авоська, и бубочки.
И даже круассанов уже не хочется.

Папа, я и кабачковая икра

Вот три действующих лица ежегодной драмы. С одной стороны противостояние: я и икра. Я не могу ее есть. Мой организм решительно отказывается принимать кабачковую икру за продукт питания. Организм этот какой-то нервный: магазинная ему идет на ура!
С другой стороны мы имеем союз: папа и кабачковая икра. Папа и икра едины, как народ и партия. Папа не может понять, как это не варить икру, если есть все нужное: кабачки, морковь, сладкие перцы, масло постное, банки стеклянные и куча свободного времени на пенсии. Кроме того, есть дочь, которая в десяти минутах пути изнемогает, может, от голода и печали и проливает тихие слезы, повторяя шепотом: икорки бы мне... кабачковенькой... да на ломоть свежего хлебушка, да с чайком горячим, индийским, со слоном...
Страдания единственной дочери не оставляют отца равнодушным. Он варит икру и закатывает ее в банки. Банки везет с великим бережением на заднем сиденье семейного седана, то есть рыдвана. Вносит с прибаутками: мол, не оставлю детей голодать. Ужас, перекосивший мое лицо, простодушный папа принимает за счастье. Начинается повинность: нужно съесть три столовые ложки икры на второй завтрак. Три после ужина. Как касторку, как рыбий жир. На хлебе чуть более переносимо, но не могу же я жрать столько хлеба! Со сливочным маслом вообще нормально, хотя лучше бы просто хлеб и масло, без икры. Иногда икру ест супруг мой смиренный И. В. Иногда приходят гости, и в них удается впихнуть икру. Дарить икру нельзя. Это домашний непреложный закон - банки же! Каждую банку папа помнит в лицо, подмену принимает с сомнением - не разбазариваем ли мы семейное достояние? Не изменяем ли домашнему натурпродукту с магазинным, генномодифицированным?
Когда икра почти доедена, папа звонит, словно сердцем чует.
- А я вам сейчас помидорок привезу! - радостно трубит он. - Огурчиков, понятно. Чего еще из погреба захватить? Варенья? Тыкву? Яблок? Требуй, дочь наша любимая, хоть цветочек аленький!
Вместе с прочими дарами родительской любви на сцену является и икра.
Наконец я поняла, что кабачковая икра - залог стабильности семьи. И даже где-то процветания. Скрепа, как сейчас модно говорить. Ну да, неказистая такая скрепа, но они все такие.
Папа опять привез икру. Господи, пусть бы всегда так было.

Похудевшая женщина

Внимание! Следующий текст целиком написан под воздействием желчи и наполнен ядом на 120%. Я завистливая тварь. Я злобная тетка. Да пошла я.
10 вещей, которые должны сделать все похудевшие женщины.
(Сам автор никогда не худела, а только набирала вес. Перечень составлен на примере знакомых. Дальних. Не из ФБ.)
1. Похудевшая женщина (далее пж) должна прежде всего продемонстрировать достижения подругам. Для этого собрать их вместе. Приготовить стол: шашлыки, винишко, торт. Себе положить лист салата. Наслаждаться своим торжеством и их унижением. Взять с них слово похудеть, в подробностях рассказать свою диету. Возьми еще тортика, Таточка, тебя это не касается.
2. Пж должна научить всех вокруг, как похудеть. С каждым сброшенным килограммом значок у нее на груди "хочешь похудеть — спроси меня, как" увеличивается в размерах и наконец совершенно закрывает ей реальность. Она рассказывает о своем похудении соседям в электричке, адвокату по разводам, священнику на исповеди, разносчику пиццы. В идеале — открывает диетическую клинику.
3. Теперь пж должна научить всех, как жить. Логика ее проста — все больше всего хотят похудеть, ей это удалось, значит, она крута и все должны ее слушаться. На этом этапе адвокат делает самоотвод, священник анафему, подруги не берут телефоны, дети переезжают к бабушке. В идеале пж должна открыть курсы мотивации.
4. Время заняться собой! Пж меняет гардероб, чтобы позволить себе все то, о чем не смела мечтать раньше, когда ходила в мешках из-под картошки. Вкус не должен быть помехой. Пж покупает кожаные шорты, красный корсет. Джинсы с заниженной талией, которых давно уже никто не носит. Кроп-топы и кружевные комбинезоны. Ее мать-старушка плачет — дочь вышла на панель.
5. Чтобы не разочаровать маму, пж заводит молодого любовника. Двух. Скрывает их, как страус голову — в компании шутит насчет двух по двадцать в обмен на одного за сорок. Муж багровеет и делает вид, что оглох.
6. Пж выгоняет мужа. У него лишний вес. Он не хочет расти над собой. Он не соблюдает режим тренировок. Не пьет достаточно воды. Он заказывает пиццу.
7. На этом этапе пж меняет профессию и/или хобби. Нет, она не пойдет на бальные танцы, это для старух. Она начнет кататься на сибвее, заведет варана, станет слушать тяжелый металл. Сломает руку, оглохнет. Будет покусана вараном — какие мелочи, если чувствуешь себя такой восхитительно юной!
8. Сделать тату! Покрупнее и поярче, на видном месте, лучше на животе или на пояснице. Рекомендуем бабочку или изречение Конфуция на древнекитайском, означающее "горячая лапша круглосуточно".
9. Эгей, что-то мы забыли про подруг! Достать их, показать укус варана, татуировку, двух молодых любовников, которые вздрагивают и жмутся друг к другу. Выругать подруг за то, что не похудели.
10. Жрать. Она смогла. Выдюжила, во всём себе отказывала. Теперь можно побаловать себе тортиком. И пельмешками. Ой, что это на весах?
Вслед за последним пунктом пж закольцовывает свою реальность, проще говоря — на колу мочало, начинай сначала.

Великолепное происшествие

Я сидела на фудкорте, ждала с занятий супруга моего трудолюбивого Ивана Владимировича, чтобы потом пойти с ним неважно куда.
Я читала фб, тут у нас как обычно шел срач. Как обычно, когда люди скандалят на безопасном расстоянии, на душе у меня было светло, а на устах играла (допустим) влюбленная улыбка. Щеки мои разрумянились, а волосы рассыпались по плечам, словно бы золотым плащом укрывая… но хватит об этом.
И вдруг перед собой я заметила какое-то движение. Человек за прилавком ближайшего кафе явно принял мои улыбки на свой счет, и теперь делал мне ответные знаки. Это был восточный и весьма темпераментный человек. Наконец он начал уж совсем вакхически манить меня к себе, и мне пришлось сделать знак, мол, спасибо, не надо и уткнуться в телефон.
Но тем дело не кончилось. Вдруг передо мной возникла девица в форме того же кафе и брякнула на стол тарелку с какой-то едой.
— Ашот Арамович (имя изменено) хочет, чтобы вы это скушали, — заявила девица и убралась.
Мой новый поклонник делал за прилавком знаки, будто поднося что-то ко рту, потом прижимал руки к груди и воздымал их горе. Я поблагодарила его, тоже прижав к персям руки и стала есть.
Это был небольшой багет, набитый от души дарами земли. Превалировало мясо. Еще там были огурцы, помидоры, зеленый салат, корейская морковь и кетчуп. Такой порции позавидовал бы и Пантагрюэль. Треть я съела с удовольствием, ещё треть через силу, а последнюю треть мне удалось похоронить в ворохе салфеток. Вслед за чем я почла за благо свалить — не хотела, чтоб Ванька нашел меня за флиртом с восточным человеком. Когда я, улыбаясь и мерсикая, прошла мимо прилавка, мой поклонник и кормилец прижал руку к сердцу и прокричал:
— Красивая женщина! Хорошо кушай всегда!
Это вот что было, а?!

Предзимье скоро

Предзимье скоро, подмораживает ночью.
В предзимье всегда хочется кутаться, ютиться, поплотнее запахнуться в жизнь, как в пуховый платок.
Хочется купить фланелевый халат, и байковую пижаму, и овчинные тапочки. Хочется застелить диван плюшевым пледом с мордой тигра. Ондатровую шапку-формовку и вставить себе золотую коронку в глубину рта, чтобы ощутить нутром надежность и крепость бытия. Вообще хочется простого, надежного: кровать никелированную с шишечками, пружинный матрас, перину бабушкину, воздушную, как облако. Чтобы в шкафу лежали стопки белья, выглаженного до острых кромочек, накрахмаленного, пахнущего слегка лавандой. Хочется чтобы на антресолях таились припасы: разные соленья и варенья, банка засахарившегося меда, мешочек орехов грецких. Бакалея: мыла хозяйственного темные бруски, упаковка туалетной бумаги (дефицит), шампунь болгарский "Роза" и килограмм гвоздей (мало ли). Шпроты, майонез и сгущенка - не трогай, это на новый год! Горошек зеленый Глобус опять же.
Очнешься - и нет ничего. Халат, плед - все суета, бренная шелуха бытия! Нет ни фиксы златой, ни гвоздей... Вру, прибедняюсь, конечно - есть погреб с вареньями и соленьями, им заведует папанька мой, таинственным шепотом оповещает, сколько ящиков яблок опустил, сколько банок лечо припас. А свеколки, говорит, одна к одной, как поросяточки!
А я гольтепа, богема драная, горе мне!
Антресоли, правда, есть, но на них лежит собрание сочинений Шишкова, которое читать тошно, а выбросить жалко.

орешки со сгущенкой

Не разделяю всеобщую, кажется, страсть: орешки со сгущенкой.
Еще в СССР не понимала, где орешки с вареной сгущенкой считались вершиной кулинарного мастерства, наравне с тортом Наполеон (как это вообще можно есть). Небрежно говорилось: ну, к чаю она орешки со сгущенкой сделала... И все: вау. Наиболее правильные девочки, умные хозяюшки, приносили орешки на урок труда, ныне домашней технологии. Не помню, что приносила я. Скорее всего, ничего, а вместо технологии пряталась в библиотеке за аквариумом и читала Дарелла.
Потом орешки как-то забылись за сникерсами и чоко-паями и вдруг снова их вынесло волной ностальгии: в лентах пошли перепосты, десять, двадцать, сто девайсов из ссср, угадайте их назначение, среди них между штопором-дятлом и белочкой, предназначенной для удаления косточек из вишен - орешница, чугунная дура с выемками. И все: орешки, ммм. Кондитерская колбаса, ыыы. Батон с маслом и сахаром, ням-ням. Как будто им мешают сейчас отрезать батон, и маслом его, и сахаром, да хоть гвоздями.
В общем, я встретила в "Яблоньке" орешки и купила парочку - проверить, не подводит ли меня память, не прошла ли я мимо дивного вкусового ощущения.
Понюхала, откусила, прислушалась к ощущениям.
Нет, не подводит.

Записки из Малой Сердобы. У тёти Оли

В родной деревне хорошо. Здесь живет тетя Оля. От тети Оли никто не уходил голодным. Она разом подает на стол карпа с кашей, утку с яблоками, пироги, малосольные грибы, селедку, пироги, пюрешечку, сало, сыр, помидоры и огурцы. Запиваем облепиховым компотом и малиновой наливкой. А впереди еще чай с тортом.
Памагити.

Земляничное варенье, пирог и блины с творогом. Тетя Оля рассказывает, что ее кошка Буся объелась и заболела.
Я Буся.


Шуба

Две молодые дамы на фудкорте, восторженная и умудренная. Восторженная обмахивается буклетом "мир кожи и меха", умудренная глодает куриные крылышки.
— И все же я не понимаю, — продолжает восторженная разговор. — Как можно не хотеть шубу?
Шубу она произносит с большой буквы.
— Не хочу, — мотает головой умудренная. — Мне и в пуховике тепло. И легкий он. И…
— Шуба другое дело! Когда ты в шубе, на тебя и смотрят иначе. Вот пришла я тогда в шубе в *не расслышано*, как они все там забегали, засюсюкали.
— А знаешь, почему? — спрашивает умудренная. — Видят, дурочка пришла, которая бабло за понт кидает. Вот, думают, тут и мы руки нагреем.
Восторженная задыхается и кидает буклет на стол.
Умудренная ухмыляется, впиваясь в стакан с пивом.

Отзывы на Фрагрантике

Не могла заснуть, читала отзывы на Фрагрантике. Хотелось помечтать о новых духах, вместо этого столкнулась с параллельным миром, где слова и явления все вроде как у нас, но не как у нас:
- "Сначала бьет в нос жасмин, а в конце вылезают вкусные ванильные деревяшечки...." (ХОРОШО ХОТЬ ОНИ В НОС НЕ БЬЮТ)
"Нежнятинка внутри садового фонарика фей" (ФЕЯ! А ПОЧЕМУ С ТОПОРОМ?)
Хомяк раздумывает над покупкой еще одного пузырька, но жаба подсовывает список хотелок. (А ОСТАЛЬНОЙ ЗООПАРК ЧЕМ ЗАНЯТ?)
Каждая уважающая себя парфюмманьячка должна хоть раз в жизни почувствовать Самсару (А ЕЩЕ ПРОКАТИТЬСЯ НА НЕЙ)
упоительный аромат, я им надушилась в театр, мне сказали, что ваши духи убойные, в смысле превосходные (ТОЧНО?)
Стойкости этого аромата позавидовали все, даже мой муж (ВОТ ЩАС МУЖУ ОБИДНО БЫЛО)
Вердикт: аромат для девчуль, но великовозрастным дамам тоже можно побаловаться" (ПОБАЛУЕМСЯ И БЕЗ ВАШИХ ВЕРДИКТОВ)
"После потока попаслипательных сладостей хочется строгих кристаллов (???)
Мягкий, сладкий, неговный (КАКОЙ-КАКОЙ? АХ, ЭТО ОТ СЛОВА НЕГА ПРОИЗВОДНОЕ)
"Аромат не душит, а обволакивает всех присутствующих мягкой одеялкой, раздавая при этом по кружке какао с зефирками (А БУТЕРБРОД С БУЖЕНИНОЙ ОН МНЕ МОЖЕТ СДЕЛАТЬ?)
В общем, ничего не поняла, но новых духов уже не так сильно хочется. Когда не знаешь, чего ожидать: то ли какао дадут, то ли по носу жасмином стукнут!