October 21st, 2018

Папа, я и кабачковая икра

Вот три действующих лица ежегодной драмы. С одной стороны противостояние: я и икра. Я не могу ее есть. Мой организм решительно отказывается принимать кабачковую икру за продукт питания. Организм этот какой-то нервный: магазинная ему идет на ура!
С другой стороны мы имеем союз: папа и кабачковая икра. Папа и икра едины, как народ и партия. Папа не может понять, как это не варить икру, если есть все нужное: кабачки, морковь, сладкие перцы, масло постное, банки стеклянные и куча свободного времени на пенсии. Кроме того, есть дочь, которая в десяти минутах пути изнемогает, может, от голода и печали и проливает тихие слезы, повторяя шепотом: икорки бы мне... кабачковенькой... да на ломоть свежего хлебушка, да с чайком горячим, индийским, со слоном...
Страдания единственной дочери не оставляют отца равнодушным. Он варит икру и закатывает ее в банки. Банки везет с великим бережением на заднем сиденье семейного седана, то есть рыдвана. Вносит с прибаутками: мол, не оставлю детей голодать. Ужас, перекосивший мое лицо, простодушный папа принимает за счастье. Начинается повинность: нужно съесть три столовые ложки икры на второй завтрак. Три после ужина. Как касторку, как рыбий жир. На хлебе чуть более переносимо, но не могу же я жрать столько хлеба! Со сливочным маслом вообще нормально, хотя лучше бы просто хлеб и масло, без икры. Иногда икру ест супруг мой смиренный И. В. Иногда приходят гости, и в них удается впихнуть икру. Дарить икру нельзя. Это домашний непреложный закон - банки же! Каждую банку папа помнит в лицо, подмену принимает с сомнением - не разбазариваем ли мы семейное достояние? Не изменяем ли домашнему натурпродукту с магазинным, генномодифицированным?
Когда икра почти доедена, папа звонит, словно сердцем чует.
- А я вам сейчас помидорок привезу! - радостно трубит он. - Огурчиков, понятно. Чего еще из погреба захватить? Варенья? Тыкву? Яблок? Требуй, дочь наша любимая, хоть цветочек аленький!
Вместе с прочими дарами родительской любви на сцену является и икра.
Наконец я поняла, что кабачковая икра - залог стабильности семьи. И даже где-то процветания. Скрепа, как сейчас модно говорить. Ну да, неказистая такая скрепа, но они все такие.
Папа опять привез икру. Господи, пусть бы всегда так было.